Я люблю Киев

КИЕВСКИЙ ФОРУМ
КУЛЬТУРНОГО ОБЩЕНИЯ
FORUMKIEV.COM
Правила Новое Вопросы Ссылки
КИЕВ ПОГОДА ИСТОРИЯ ТУРИСТУ
Вернуться   Киевский форум > Як тебе не любити, Києве мій... > Справочная Киева > История города

МЕЦЕНАТОМ стать обязан

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 24.06.2007, 11:18   #1
Новичок
 Аватар для Киевлянин
IP:
Сообщений: 321
"Спасибок": 41
Очки репутации: 0
Мнения:
Доп. информация
- Автор темы - По умолчанию МЕЦЕНАТОМ стать обязан

МЕЦЕНАТОМ стать обязан


ТЕКСТ ЗИНОВИЙ МОГАР

Бюджетные социальные дотации были в те времена ограничены, не то что в нынешние. Может, именно поэтому реально ценилась и поощрялась филантропическая деятельность. В столице пример такой заботы подавали особы императорской крови, в регионах — генерал-губернаторы. Именно они и их жены дирижировали аккумулированием средств на добрые дела. В этом плане Киев, да и весь Юго-Западный край империи особенно отличились. Жертвование средств теми, кто находился на полюсе богатства и власти, в пользу живущих на противоположном полюсе нищеты и убожества дивным образом стало престижным в деятельности многих поколений киевских чиновников, предпринимателей, знатных особ. Историки отмечают, что в других промышленных регионах Российской империи благотворительные взносы бывали и побольше, но такая массовость в меценатстве, как на Киевщине, не наблюдалась ни в каком ином крае страны. Киевское общество для помощи бедным как негосударственное и некоммерческое образование было столь знаменитым своими успешными и полезными делами, что со временем его сделали своеобразным департаментом центральной государственной социальной структуры. Но о том, как именно и кем взращивались киевские филантропы, — знают немногие.

Заразительный пример княгини

Все, по сути, началось в середине XIX в. Тогда с 1852 г. по 1862 г. генерал-губернатором Киевским, Подольским и Волынским состоял князь Илларион Васильчиков — по натуре добрый и отзывчивый человек. Высокие моральные качества были присущи и его жене Екатерине Васильчиковой, которую отличала глубокая и искренняя религиозность. Попечение о бедноте являлось для нее прямо-таки жизненной потребностью. Став губернаторшей, княгиня взялась за богоугодное дело настолько энергично, что скептики не без иронии вспоминали, как «под ее покровительством Киев ознакомился со всеми приемами современной общественной благотворительности: при ней там пошли в ход лотереи, концерты, балы, маскарады и спектакли в пользу бедных».

Особенно много усилий княгиня Васильчикова приложила для развития ведущей филантропической структуры края — Киевского общества для помощи бедным. Оно существовало, по одним данным, с 1834 г., по другим — даже с 1822 г., но слыло захудалым и не процветало из-за недостатка средств, ограничиваясь раздачей преимущественно разовых пособий. Лишь при Васильчиковых возникла идея благотворительного комплекса, в котором бездомные могли бы получить крышу над головой и посильное занятие, сироты — воспитание и начальное образование, старики — приют и покой. Понятно, все упиралось в деньги. Но нежданно случилось знаменательное событие: генеральша Ульяна Ловцова, в первом браке Сулима, решила пожертвовать для проживания неимущих киевлян свою усадьбу с большим домом по нынешней улице Лютеранской, 16. Этот дом с флигелями и садом, выстроенный еще Акимом Сулимой, покойным мужем дарительницы, вполне годился для назначенной цели. Общество для помощи бедным с признательностью приняло щедрый дар.

И Екатерина Васильчикова увлеченно взялась за обустройство «Сулимовки», как назвали комплекс. Однако в 1862 г. скончался ее муж, и она в одночасье из первой леди края превратилась в частное лицо. Пришедший на смену Васильчикову генерал-губернатор Анненков сам вознамерился заняться благотворительностью. Княгиня, готовясь сложить с себя звание председательницы Общества, надеялась хотя бы оставить за собой руководство «Сулимовкой», на которую положила столько сил. Однако Анненков поставил вопрос ребром: «Если благотворительные заведения в доме Сулимы поступят в непосредственное Ваше заведывание, то какими средствами изволите полагать обеспечить прочное существование сих заведений?..» Ответных аргументов у Васильчиковой не нашлось. И поиском благотворительного финансирования Сулимовских заведений занялась новая генерал-губернаторская чета. Сам Николай Николаевич Анненков и его супруга Вера Ивановна лично внесли в фонд Общества по 100 рублей. Но этого, конечно, не хватало. Вот и решили супруги мобилизовать меценатские средства, привлекая знатных и состоятельных жителей всего Юго-Западного края.

На средства иудеев и инсургентов

За подписью самого генерал-губернатора разлетелись по богатым адресатам письма стандартного содержания. Дескать, есть такое, высочайше учрежденное, Киевское общество для помощи бедным, призревающее неимущих всех сословий и вероисповеданий, главным источником средств к его существованию являются благотворительные взносы. Так вот, не сочтете ли возможным оказать посильную помощь доброму делу из расчета не менее 18 руб. в год для действительного члена или 36 руб. для почетного члена? «Приношения на высшие суммы, — писал начальник края, — не только никому не возбраняются, но, напротив, принимаются с живейшей благодарностью». Письма заканчивались просьбой дать ответ… в течение десяти дней.

Нужно было быть совсем уж невежливым, чтобы не откликнуться на такой знак личного внимания со стороны первого лица региона. И богачи наперебой ответили Анненкову изъявлением всемерной поддержки и денежными перечислениями. В ряды общества вступили русский граф-предприниматель Алексей Бобринский, украинский помещик Петр Селецкий, польский аристократ граф Генрих Тышкевич, состоятельный купец греческого происхождения Иван Толли и многие другие.

Значительное количество писем генерал-губернатор адресовал еврейским банкирам, купцам, раввинам. Расчет был весьма тонким. Еврейское население Юго-Западного края долгое время подвергалось сильным утеснениям, в 1827 г. Николай I изгнал всех иудеев из Киева. Лишь при князе Васильчикове они вздохнули посвободнее; некоторым избранным категориям даже разрешили вернуться в город. И когда Анненков ненавязчиво предложил выложить деньги на бочку благотворительности, еврейская верхушка отнеслась к этой просьбе с особой предупредительностью. Вот что, к примеру, ответил начальнику края раввин и купец из местечка Макарова Янкель-Ицко Тверский: «Я имел счастие удостоиться получить письмо Вашего Высокопревосходительства, в котором Вы, приемля высокую мысль в призрении больных, изволили предоставить право и мне участвовать в этом человеколюбивом деле. …Я с особенною готовностию спешу доложить, что не только на три года, но до тех пор пока рука Всевышнего Подателя сохранит меня в настоящем положении моем, я буду участвовать в обществе для помощи бедным своими средствами постоянно в том размере, какой установлен Вами для почетного члена». Сверх этого Тверский сделал начальное пожертвование в 100 рублей. Другие его богатые единоверцы тоже не остались в стороне. Словом, за короткое время образовался многотысячный фонд помощи бедным. Сулимовские учреждения были вполне обеспечены. Вдобавок к добровольным пожертвованиям Николай Анненков и его соратник губернатор Павел Гессе своей властью привлекли и средства из весьма своеобразного источника. Как раз в 1863 г. произошло польское восстание, подавленное царскими войсками. Многие повстанцы оказались в Лукьяновской тюрьме в Киеве, родные пытались передать им ценности и деньги, что строжайше воспрещалось. В результате недозволенные вложения, извлеченные из перлюстрированной корреспонденции заключенных, стали достоянием… Киевского общества для помощи бедным.

Не корысти ради

Следующие начальники края и их жены тоже старались не ударить в грязь лицом. Людмила Безак и Надежда Дондукова-Корсакова, Ольга Черткова и Мария Дрентельн, София Игнатьева и София Драгомирова — каждая в течение отведенного ее мужу срока полномочий расширяла и обеспечивала филантропические заведения Общества.

Тем временем генерал-губернаторы прилагали усилия к тому, чтобы расширить возможности и материальную базу подопечных учреждений. По их инициативе в фонд Общества делались отчисления от ежегодных съездов сахарозаводчиков, от сбора с помещичьих имений; городская дума ввела специальную «накрутку» на стоимость театральных билетов. На благо Общества была обращена даже весьма распространенная практика среди чиновничества — в праздники или именины являться к начальству с поздравительными визитами и оставлять свои карточки. Считалось, что отсутствие карточки будет воспринято шефом как признак неуважения, со всеми вытекающими последствиями для карьеры. Так вот, неоднократно генерал-губернаторы объявляли во всеуслышание, что им будет значительно приятнее получить в знак почтения от подчиненных не визитку, а квитанцию об уплате хотя бы скромной суммы в пользу бедных.

Что же касается членов Общества, то их взносы выросли (для почетных членов) до 100 рублей, а разовые пожертвования достигали весьма солидных размеров. К примеру, купцы Иван Толли и Михаил Дегтерев спонсировали обустройство при Сулимовских заведениях церкви Св. Александра Невского, лесопромышленник Семен Могилевцев соорудил больничный корпус в отдельной усадьбе Общества, сахарозаводчик Николай Терещенко оплатил строительство амбулатории при больнице, его сын Александр пожертвовал капитал в 10 тыс. руб. для выдачи бесплатных обедов. Разумеется, такие акции не только встречали признательность в генерал-губернаторском киевском дворце, но о них быстро узнавали и в Петербурге. Меценаты удостаивались высочайшего одобрения императора — то был предел мечтаний для самых честолюбивых наших соотечественников.

Согласно новому уставу, принятому в 1888 г., киевское объединение филантропов (переименованное в Киевское благотворительное общество) оказалось под эгидой Ведомства учреждений императрицы Марии — центрального правительственного органа, занимавшегося «социалкой». Отныне попечители и технические сотрудники Общества состояли на государственной службе, получали выслугу лет, чины, награды, а в перспективе могли даже претендовать на причисление к дворянскому сословию.

Благодетельная недвижимость

Кроме сбора пожертвований, Киевское благотворительное общество использовало и такой чисто капиталистический источник средств, как банковская рента и доходы от недвижимости. Из больших и малых сумм составлялись так называемые «неприкосновенные капиталы». Они лежали в банке, а ежегодные проценты с них обеспечивали потребности тех или иных подразделений Сулимовского комплекса. Недвижимое имущество тоже успешно служило социальным программам. Несколько земельных участков, купленных Обществом или подаренных ему, сдавались частным лицам в аренду. Здесь были дачи и мельницы, лавки и склады, пруды и сенокосы. При этом киевские благотворители ежегодно выпускали подробнейший отчет о приходах и расходах, информируя общественность буквально обо всех денежных операциях. И любой мог убедиться, что ни одна копеечка из пожертвованных на добрые дела сумм не проходит «мимо кассы».

Последним крупным бизнес-проектом киевских благотворителей стало строительство крупного доходного дома. Поскольку население города стремительно росло и спрос на квартиры был велик, вложение денег в жилье сулило примерно вдвое больший доход по сравне- нию с банковским процентом (в ту пору редко превышавшим 4-4,5%). Поэтому руководство Общества в 1910-е годы всерьез обсуждало, не лучше ли для увеличения отдачи «неприкосновенных капиталов» превратить их в доходные дома.

Сделать это можно было только с разрешения начальства в Ведомстве учреждений императрицы Марии. В столицу полетело ходатайство за подписью председательницы Киевского благотворительного общества, очередной генерал-губернаторши Елизаветы Треповой. Не найдя причин для отказа, Питер дал «добро». Весной 1914 г. начались строительные работы, и к осени 1915 г. солидное пятиэтажное здание с подвалом в тылу Сулимовской усадьбы по Круглоуниверситетской, 7 было готово к заселению. Подсчитав арендную плату со всех 26 квартир, руководство Общества убедилось, что на затраченные 184,3 тыс. рублей пришло 20,8 тыс. валовой прибыли (т.е. 11,3%). Инициаторы, правда, надеялись получить больше. Но на квартирные расценки повлияла война: в 1915 г. близость фронта побуждала многих покинуть Киев. Впрочем, по сравнению с банковской рентой Общество все равно оказалось в выигрыше.

…В советские времена государство монополизировало всю благотворительную сферу. До- сталось ему и наследство Киевского благотворительного общества. Сулимовские заведения превратились в обыкновенные жилые квартиры и конторы. А нынче старинный дом на Лютеранской, 16, которому давно перевалило за полтораста, находится в самой престижной части города. И по тем коридорам, где когда-то прогуливались нищие и обездоленные, теперь ходят «новые украинцы».

источник: "Власть денег"

http://www.vd.net.ua/journals/articles-1472
Киевлянин вне форума  

Ответить с цитированием Вверх

Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе

Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Владелец форума "Riviera Riverside..." обязан выплатить 14 млн. грн. за снижение продаж квартир?! Alex LM Недвижимость 3 04.12.2018 17:02
Как стать хорошим массажистом? Himka Женский форум 13 28.03.2015 09:22
Как стать несчастной Tabletka Мен & Вумен 46 16.11.2013 19:30
А мог бы стать артистом. Киевлянин История города 1 13.07.2008 05:20


Часовой пояс GMT +3, время: 09:24.


Работает на vBulletin® Версия форума 3.х.х. Copyright ©2000 - 2009, Jelsoft Enterprises Ltd.

© ForumKiev.com 2007 - 2020