Я люблю Киев

КИЕВСКИЙ ФОРУМ
КУЛЬТУРНОГО ОБЩЕНИЯ
FORUMKIEV.COM
Правила Новое Вопросы Ссылки
КИЕВ ПОГОДА ИСТОРИЯ ТУРИСТУ
N-728-MI-2
Вернуться   Киевский форум > Як тебе не любити, Києве мій... > Справочная Киева > История города

Праздники детства

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 25.06.2007, 21:07   #1
Новичок
 Аватар для Киевлянин
IP:
Сообщений: 321
"Спасибок": 43
Очки репутации: 0
Мнения:
Доп. информация
- Автор темы - По умолчанию Праздники детства

Праздники детства


Александр АНИСИМОВ

Рождество Христово, Новый год, Крещение… Когда-то три этих замечательных, наполненных высоким духовным смыслом праздника в жизни ушедших поколений составляли единое целое. Начальство объявляло "неприсутственные", то есть неприемные, выходные дни и почти две недели население Киева могло наслаждаться относительным бездельем. Своеобразный "Golden Week" приходился по душе всем, включая полицейских чинов, ибо законопослушность граждан в эти дни поражала. В участки почти никого не доставляли, бродяг согревали, как могли, устраивая им дармовые обеды и раздавая одежду, мелкие деньги. Вот только пожарные не скучали, так как частенько вспыхивали в домах украшенные весело горящими свечками новогодние лесные красавицы — елки. Все это и многое другое, что сопутствовало веселым празднествам, отдаленно напоминало вертепное театральное представление. С прологом, кульминацией и эпилогом. Совместив в себе светское и духовное, на удивление органично объединив языческое действо с праздничными христианскими молебнами, наши предки тем самым обрекли себя на добрую память. В советский период истории встреча Нового года если не поощрялась, то, по крайней мере, не запрещалась. Даже елки, отнятые у ровесников большевистского переворота как мещанский пережиток, с подачи украинского "керманыча" Павла Постышева в 1934 году народу вернули. Правда, в двадцатые—тридцатые годы ушедшего века на поздравительных открытках с изображением Кремля, вождей революции или ударных строек непременно "аршинными буквами" сообщалось: "Поздравляем со вторым (третьим, десятым и т. д.) годом Великого Октября!" Позднее, при Хрущеве и Брежневе, в эпоху некоторой лояльности уже дозволялось поздравлять "С Новым годом!", правда, не упоминая при этом имени "неблагонадежного" Христа. У каждого из нас где-то в глубине души живут светлые праздники детства. Думается, что в числе самых теплых воспоминаний многих окажутся встречи Нового года, когда, как писала Юнна Мориц, "был мир пригож, и все на свете живы". А вот замечательные строки Бориса Пастернака: "Будущего недостаточно, Старого, нового мало. Надо, чтоб елкою святочной Вечность средь комнаты стала. Чтобы хозяйка утыкала Россыпью звезд ее платье, Чтобы ко всем на каникулы Съехались сестры и братья. Сколько цепей ни примеривай, Как ни возись с туалетом, Все еще кажется дерево Голым и полуодетым. Вот, трубочиста замаранней, Взбив свои волосы клубом, Елка напыжилась барыней В нескольких юбках раструбом. Лица становятся каменней, Дрожь пробегает по свечкам, Струйки зажженного пламени Губы сжимают сердечком…" Александр Вертинский описывает свою собственную елку. "На Рождество, в Сочельник, после тщательной уборки в квартире натирали полы. Здоровенный веселый мужик Никита танцевал на одной ноге по комнатам с утра до вечера, возя щетками по полу и заполняя всю квартиру ски-----ным запахом мастики и собственного пота. Потом тот же Никита приносил с базара высокую пышную елку. Елку укрепляли в спальной, и она, оттаивая, наполняла квартиру уже другим запахом — запахом хвои, запахом Рождества. Этот запах заглушал мастику. Старый кот Кануська подозрительно глядел на елку, долго и тщательно обнюхивал ее, немилосердно чихая при этом. В семь часов вечера подавали ужин. На первое был украинский или, как его называли, "гетманский" борщ. Был он, конечно, постный, без мяса. Приготовленный на чистом подсолнечном масле. В нем плавали "балабушки" — маленькие шарики из молотого щучьего мяса, поджаренные на сковородке, потом маленькие пельмени, начиненные рублеными сухими грибами, потом маслины и оливы, потом жаренные опять же в подсолнечном масле небольшие карасики, вывалянные в муке. Еще к борщу подавались жареные постные пирожки с кислой капустой или с кашей, или с грибами. На второе была огромная холодная рыба — судак или карп, или щука. Потом шла кутья. Рисовая кутья с миндальным и маковым сладким молоком в высоких хрустальных кувшинах и взвар из сухих фруктов, и еще компот из яблок, чернослива и апельсинов. Что это был за ужин! Нельзя было оторваться от него. В столовой потрескивал камин, за белыми оледенелыми стеклами окон, разрисованными китайскими причудливыми узорами мороза, смутно качались деревья в саду, седые и мохнатые от инея и снега. И я, маленький, глупый и нежный, но уже поэт — писал:

"И в снегах голубых за окном Мне поет Божество!" Да, воистину, это пело Божество. Это был зимний рождественский гимн! Потом зажигали елку. Убирали ее заранее. Сначала вешали на нее крымские румяные яблочки, потом апельсины и мандарины на красных гарусных нитках, потом золотые и серебряные орехи, потом хлопушки, потом конфеты и пряники — все по порядку. Потом игрушки, а под самый конец — свечи. Елка стояла нарядная, огромная, до потолка, и была похожа на какую-то древнюю царицу, разубранную в жемчуга и парчу, гордую и прекрасную. Я долго смотрел на нее, пока не догорали свечи, и комнаты не наполнялись особым угарным дымком от чуть подожженных веток и запахом парафина. Ночью, когда все засыпали, я тихонько вставал и таскал апельсины, конфеты и пряники, которые и съедал тут же, вынимая из-под подушки…" Хотя и жилось рано осиротевшему Саше Вертинскому несладко в теткином доме, а все же было в Киеве начала прошлого века множество и вовсе обездоленных ребятишек. Православная церковь как могла принимала участие в том, чтобы подарить им в Рождество праздник. Для них устраивались бесплатные трапезы, а притч собирал скромные подарки. По инициативе богатых фамилий, крупных торговцев и купцов устраивались в городе благотворительные балы и лотереи, давались бенефисные театральные представления. Почта предлагала широкий выбор рождественских и новогодних открыток. Если в обычное время черно-белая открытка стоила пятак, а цветная — десять копеек, в канун праздников их продавали вдвое дороже. Обыватель знал, что вырученные таким образом средства расходовались на благотворительные цели. Покупались подарки находившимся в домах призрения, собирались и рассылались посылки солдатам, воюющим за "Царя и Отечество". В коллекциях филокартистов открытки с изображением воина, несущего свою нелегкую службу "под Рождественской звездой", хоть и не часто, но встречаются. Как уже упоминалось, Рождество, встреча Нового года (церковный праздник в память Святого Василия, соединенный с народными Маланками) и Крещение были "единым и неделимым". Но если Рождество было по неписаным правилам торжеством исключительно семейным, на Новый год предпринимались походы в гости к друзьям, дальним родственникам и знакомым. В новогоднюю полночь многие киевляне и гости приходили к городской елке, которую по традиции устанавливали у здания городской Думы. Здесь же устраивали фейерверки. Крещатик и другие улицы центра имели тогда очень нарядный вид. Украшали гирляндами столбы и фасады домов, а витрины десятков магазинов, и без того выглядевшие нарядно, преображались неузнаваемо. Крупнейшие киевские торговцы делали в дни, предшествующие началу празднеств, неслыханные скидки, а постоянным покупателям подарки доставлялись на дом. Отцам города также преподносились презенты. Не знаю, можно ли считать это своеобразной взяткой, ибо городской голова и гласные Думы, коим подносили подарки на Думскую площадь, поблагодарив дарящих, направляли подношения нуждающимся киевлянам, о чем в архивах сохранились документы с подробным описанием, что, сколько, когда и куда доставлялось. О том, чем становилось утро первого дня Нового года для тех горожан, которые, пользуясь случаем, не только плотно поели, но и изрядно выпили, сообщил Борис Пастернак во второй части стихотворения, начало которого я поместил выше: "Ночь до рассвета просижена. Весь, содрогаясь от храпа, Дом, точно утлая хижина, Хлопает дверцею шкапа. Новые сумерки следуют, День убавляется в росте. Завтрак проспавши, обедают Заночевавшие гости. Солнце садится, и пьяницей Издали, с целью прозрачной Через оконницу тянется К хлебу и рюмке коньячной. Вот оно ткнулось, уродина, В снег образиною пухлой, Цвета наливки смородинной, Село, истлело, потухло". Несмотря на то, что Киев сто лет назад был крупным губернским центром, с весьма разветвленным административно-чиновничьим аппаратом, с большим количеством интеллигенции и служащих, с множеством иностранных представительств, в городе проживало немало людей, предпочитавших культуру деревенскую, возможно, более колоритную и неподражаемую, чем городская. Настоящие, подлинно народные святки устраивались не в центре города, а на его окраинах и в пригородах, где в эти дни кипела совсем иная жизнь, менее вычурная, но, несомненно, более искренняя. Строгое соблюдение регламента, когда необходимо было всей семьей посетить храм, выстоять многочасовую праздничную службу, исполняемую по полному чину, здесь было обязательным условием начала празднеств. Способствовало этому и то, что в богомольном Киеве хватало монастырей и церквей. Православные киевляне посему не утруждали себя долгими походами к Храму Божьему. Все было под рукой. С 25 декабря и до 6 января не утихало веселье. 31 декабря устраивался Щедрый Вечер с непременным праздничным столом, состоящим из множества вкусных и далеко не постных блюд. От дома к дому ходили одетые в карнавальные костюмы ряженые. Хотя в глубокой древности подобное переодевание выполняло важнейшую религиозно-магическую функцию, чему посвящены серьезные научные исследования, сто лет назад этот обычай превратился в веселый маскарад. Представьте себе, что одетые в костюмы журавля, врача, медведя, быка, цыгана, Деда, Бабы, козы (отсюда поговорка "Козу водить") взрослые люди были желанными гостями в любом киевском доме. Естественно, в центре города их повстречать было нелегко, зато на патриархальных окраинах — сколько угодно! Часто вслед за ряжеными в тот или иной дом заходили представители местных властей, в частности, такие опостылевшие в будни полицейские чины. Им каждый раз подносили чарку. К вечеру, хорошенько наевшись и напившись, какой-нибудь урядник становился душой компании и мог "отпускать грехи" тем, за кем числились небольшие провинности. Подобные незамысловатые сюжеты были основой многочисленных фельетонов, которые печатались на страницах тогдашних киевских газет. Отсюда же черпали вдохновение художники-передвижники, очень любившие реалистическую манеру. В актовом зале Университета Святого Владимира они устраивали свои ежегодные выставки. Киевляне, посещавшие их, от души смеялись, угадывая в персонажах картин себя и своих товарищей.

В первый день Нового года по домам ходили засевальники. Их также встречали как самых желанных гостей. Считалось, что если засевальники обошли ту или иную усадьбу стороной, значит, ее хозяева были недостойны находиться в обществе. Этакий своеобразный народный суд в начале каждого года заставлял киевлян строго выполнять правила человеческого общежития. Завершался двенадцатидневный цикл народных гуляний праздником Крещения, народным вариантом церковного Богоявления. Кульминацией его было водосвятие и купание в ледяной воде, своеобразное искупление своих да и чужих грехов. Вечером накануне праздника Крещения торжественно служилась церковная литургия, приносилась домой святая вода, которой окропляли домашний скот, фруктовые деревья, орудия труда. Считалось, что в этот день предоставлялась уникальная возможность отогнать нечистую силу, обезопасить свой дом от возможных бедствий. Обряд этот высмеивался в "прогрессивной" прессе и, тем не менее, оказался настолько живучим, что в трансформированном (упрощенном и неофициальном) виде существовал даже в годы оголтелой антирелигиозной большевистской пропаганды. Путаница, возникшая в связи с ленинской реформой календаря в 1918 году, разночтения юлианского и григорианского календарей привели к тому, что Рождество Христово мы отмечаем после Нового года, что само по себе является несомненным нонсенсом, но размышления на эту тему не входят в обязанности автора этого небольшого эссе. Хотя к приятной стороне данного момента следует причислить то уникальное, неслыханное во всем мире обстоятельство, что только мы встречаем Новый год… дважды! Где еще есть понятие Старый Новый год? Так что есть повод веселиться. В Святой Вечер пожелаем друг другу удачи во всех начинаниях, счастья и благополучия, здоровья, мира, любви и достатка. Да обойдут нас стороной беды и невзгоды, потому что наш древний город, равно как и вся Украина, заслуживает лучшей доли. Давайте рассмотрим несколько наивные открытки ушедшей эпохи и поздравим друг друга, как в старые добрые времена, С Рождествомъ Христовымъ! С Новым годомъ!

источник: "Киевский Телеграф"

оригинальная публикация:

http://www.k-telegraph.kiev.ua/N93/starygor.htm

фотоматериалы: www.oldkiev.info




Киевлянин вне форума  

Ответить с цитированием Вверх

Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе

Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Вкус детства. Он у Вас какой? malyarman Поговорим ка ;) 92 03.02.2021 05:16
Игры нашего детства кисана Дела форумные 14 27.04.2014 23:35
Бабушка - тепло из детства. Одноока Джо Теревені 20 13.02.2013 09:35
Любимые мультсериалы и мультики детства. Koshka Кино и ТВ 74 11.07.2011 18:19
Воспоминания вашего детства Sponge Mallet Теревені 23 12.08.2008 14:54


Часовой пояс GMT +3, время: 01:47.


Работает на vBulletin® Версия форума 3.х.х. Copyright ©2000 - 2009, Jelsoft Enterprises Ltd.

© ForumKiev.com 2007 - 2021