Я люблю Киев

КИЕВСКИЙ ФОРУМ
КУЛЬТУРНОГО ОБЩЕНИЯ
FORUMKIEV.COM
Правила Новое Вопросы Ссылки
КИЕВ ПОГОДА ИСТОРИЯ ТУРИСТУ
N-728-MI-2
Вернуться   Киевский форум > Як тебе не любити, Києве мій... > Справочная Киева > Справка > Районы Киева

Местность над Майданом Незалежности называли "Земным Раем"

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 17.07.2007, 19:44   #1
Приписанный
 Аватар для Oktolom
IP:
Сообщений: 413
"Спасибок": 80
Очки репутации: 0
Мнения:
Доп. информация
- Автор темы - По умолчанию Местность над Майданом Незалежности называли "Земным Раем"

Местность над Майданом Незалежности называли "Земным Раем"


Обычно историки, повествуя о прошлом главной площади столицы, акцентируют внимание на эволюционных преобразованиях Козьего болота, зачастую упуская подробности, связанные с застройкой противоположной стороны улицы, без которой немыслим единый ансамбль центральной части Киева. Современному киевлянину, наверное, будет интересно знать, как столетия назад выглядела местность, где сегодня возвышается величественный монумент Независимости или же размещается многофигурная скульптурная композиция, посвященная основателям древнего града.

В начале 2-й половины ХIХ века главной артерией, которая связывала Старый город с Печерском являлась улица Институтская (бывшая Ивановская). Она начиналась с 1-этажного особняка Скоропадского и усадьбы Бродского, расположенной напротив. На территории усадьбы уже работал газовый заводик и расчищалось место для строительства синагоги, проект которой разработали архитекторы Сичугов и Шилле. Чуть выше размещались владения генерала Бегичева, сыгравшего заметную роль в развитии местного образования. В одном из своих произведений Тарас Шевченко вспоминал: "Квартира у меня была в Киеве как раз напротив института, не на Крещатике, а на горе". Речь шла об Институте благородных девиц, возведенного в 1842 году в усадьбе Бегичева талантливым зодчим Викентием Беретти, автором проекта Киевского университета св. Владимира.

Белокаменный дворец над Крещатиком отличался спокойным силуэтом, выдержанным в лучших формах российского классицизма. Его было видно отовсюду. Видимо, отставной генерал и маститый зодчий нашли общий язык с полуслова, так как Бегичев не только отдал свою территорию под застройку "девичьего института", а и разметил в своем 3-этажном особняке первых студентов и преподавателей только что созданного университета.

На противоположной стороне нынешней Институтской находился огромный парк, принадлежащий мещанину Бенцову. С 50-х годов его начал арендовать капельмейстер Фолланд, превратив живописное урочище в доходное увеселительное заведение. "Сад Бенцова в Киеве, — писал Сементовский, — живо напоминает летний Немецкий клуб... Оркестр Фолланда разыгрывает веселые польки и самые плачевные арии. Хотите — веселитесь, хотите — плачьте... Есть одна беседка, оклеенная пестрыми обоями, небольшой пруд, качели, лестницы, скамьи, дом, в комнатах которого пьют чай, пиво, курят кнастер, папиросы, сигары. Г-н Фолланд обещает подарить публике всевозможные удовольствия: иллюминации, фейерверки, китайские освещения, итальянские носи..." ("Киевские губернские ведомости", 1856). Но затее предприимчивого немца не суждено было сбыться: в городе появилось множество конкурентов, которые на практике уже осуществляли подобные мероприятия. Пользуясь финансовыми трудностями Бенцова, парк приобрел доктор медицины, профессор Киевского университета Мьоринг Фридрих Фридрихович (в быту его называли Федором Федоровичем Мерингом). Новый хозяин был не склонен к развлечениям, зато обладал страстью "коллекционировать" все новые и новые земли.

За короткий срок Меринг скупил почти все дома на Крещатике, примыкающие к его усадьбе и расширил свои владения вплоть до ул. Лютеранской. Для полного "комплекта" оставалось лишь приобрести усадьбу графа Безбородко, занимающую территорию нынешней улицы Банковой.

Собственно говоря, о влиятельном графе Илье Андреевиче Безбородко на тот момент остались одни воспоминания. Жил он еще во времена Екатерины II и занимал при дворе пост министра иностранных дел. Свой пышный особняк с оранжереями сановник начал строить накануне визита императрицы в Киев в 1787 году. Из окна его дома, как вспоминал князь Иван Долгорукий, "открывался холм с Михайловским монастырем, слева — Софийский собор на своей высоте". Прославила эту местность уже в 1869 году писательница Ярцева в книге "Прогулки с детьми по Киеву": "Сад довольно велик и очень живописен. В нем беспрестанно встречаются вам все новые чудесные картины... Сделав несколько шагов вы вдруг видите открытую долину и горы, на которых блистают золотые купола церквей и множество городских строений.... Но главное украшение сада, конечно, соловьи. Как приятно, как восхитительно поют они по вечерам и по утрам в тени цветущих, благовонных акаций... Мы, счастливые жители Киева, должны благодарить судьбу за этот земной рай".

В 1815 году усадьба графа отошла в городскую казну, а еще через полвека ее выкупил неутомимый профессор Меринг
Oktolom вне форума  

Ответить с цитированием Вверх
Старый 10.12.2010, 22:20   #2
Ну а где же еще?
 Аватар для Minerva
IP:
Сообщений: 1,232
"Спасибок": 3,667
Очки репутации: 0
Мнения:
Доп. информация
По умолчанию Re: Местность над Майданом Незалежности называли "Земным Раем"

Хочу рассказать о легендарном доме Гинзбурга. Почти сто лет назад на этом месте (чуть выше нынешнего Майдана Независимости, на месте гостиницы „Украина”) стоял первый в одноэтажном Киеве «высотный» дом.

В начале ХХ века, когда Киев охватила настоящая строительная лихорадка, состоятельные домовладельцы задумались о возведении жилых гигантов. И в 1910-1912 гг. на собственном земельном участке, расположенном между улицами Николаевской (современная Городецкого) и Институтской, в бывшей усадьбе Ф. Меринга (усадьбы № 14, 16 и 18) известный киевский строительный подрядчик (его еще называли «королем подрядчиков») купец первой гильдии Лев Борисович Гинзбург построил 11-этажный дом. Строительство осуществляла собственная фирма Гинзбурга.

Проект был разработан в 1910 году одесскими архитекторами Ф. Троупянским и А. Минкусом. А поскольку начало ХХ века характеризовалось массовым распространением в архитектуре стиля модерн, в этом же стиле было построено и это здание. Согласно проекту, он был решен как П-образный дом-квартал с большим внутренним двором. Из-за значительного перепада высоты улицы Институтской дом был разноэтажным - со стороны улицы в верхней части – 8 этажей и в нижней части - 9. С задней же стороны (со стороны улицы Николаевской) дом имел 11 этажей и возвышался над зданием гостиницы «Континенталь» на пять этажей.

Сооружение дома, как и всех других зданий в кварталах бывшего Меринговского сада, велось в очень неблагоприятных геолого-гидрологических условиях с использованием новейших строительных технологий. На постройку дома ушло около 12 миллионов кирпича, а стомимость постройки составила 1,5 миллионов рублей.

В доходном доме разместились 94 просторные квартиры, свыше 500 комнат (высота потолков составляла 4 метра) и магазины на первом этаже. В глубине участка стояла 2-этажная резиденция самого Льва Борисовича.

«С балконов верхних этажей этого "небоскреба" открывается широкий вид на Старый Город с его древнейшими церквями; отсюда можно также обозревать в ясную погоду почти весь город "с высоты птичьего полета"»

Выше и грандиознее его в городе на то время не было и, неудивительно, что киевляне называли его «небоскребом Гинзбурга». Ровесник печально известного "Титаника" (1911 г.), доходный дом, как океанский лайнер, будто плыл по безбрежному морю городских крыш, дворов, улиц и переулков. Одиннадцать этажей со стороны Крещатика и удачное расположение на краю печерского плато, визуально делали новое здание значительно выше.

Дом сразу же стал городской достопримечательностью. Достаточно было сказать извозчику: «дом Гинзбурга», и адрес уже не требовался…

В советское время этот дом (Институтская тогда называлась «улица 25-го Октября»), национализированный и превращенный в коммуналки, оставался самым высоким зданием города на протяжении трех десятилетий.

Известный художник Александр Александрович Мурашко в сотрудничестве со своей свояченицей Анной Крюгер-Праховой осенью 1918 года открывает на самом верхнем этаже дома Гинзбурга «Художественную студию А.Мурашко», в которой рисунку, живописи и скульптуре одновременно обучалось до ста человек.

В время войны в 1941 году дом Гинзбурга постигла та же участь, которая была уготована Крещатику и всей центральной части Киева.

24 сентября 1941 г. на главной улице, оккупированного пять дней назад Киева, стали взрываться дома, под руинами которых гибли не только оккупанты, но и мирные жители.

«Были массово применены радиоуправляемые взрывные устройства (фугасы, взрываемые по радио с большого расстояния - до 400 км.). Подготовительные работы велись в строгой тайне, однако, киевляне быстро узнали в чем дело. Правда они и не подозревали о далеко идущих намерениях военных и о своем, фактически, заложничестве. Так, по воспоминаниям старожилов, в подвалы известного киевского «небоскреба» — дома Гинзбурга на ул. Институтской, 16-18 взрывчатку в деревянных ящиках носили энкаведисты из своего здания напротив (позднее Октябрьский дворец, Международный центр культуры и искусств, а теперь Кинопалац), объясняя, что это они как будто перепрятывают архивы. Руководил операцией по минированию полковник Александр Голдович (начальник инженерных войск 37-й армии, оборонявшей Киев. После войны генерал-лейтенант, проживал в Москве)».

Теперь на месте великолепного здания торчал бесформенный остов, не подлежавший восстановлению.

Что интересно, версия, которая была официально распространена КГБ УССР в 1965 году, о якобы причастности к этим взрывам резидентуры, возглавляемой Иваном Кудрей, в случае с домом Гинзбурга полностью опровергается. Ведь именно в этом доме была размещена конспиративная квартира, в которой Кудря хранил оставленные ему НКВД Украинской ССР оружие, ценности, документы и шифры.

В книге «Два года над пропастью» описано это событие. Для легализации Кудри в Киеве после отступления Красной Армии, он должен был под фамилией «Кондратюк» проживать у Марии Ильиничны Груздовой, вдовы репрессированного в 1937 году научного сотрудника Киевского университета. Ей тогда было 28 лет, она работала учительницей и жила с матерью мужа и шестилетним сыном в том самом доме по Институтской, 16-18…

«Вернувшись домой на Институтскую, Кудря еще раз осмотрел квартиру. Все было в порядке. Документы, оружие, деньги были надежно спрятаны. Вечером он передал радисту текст первой радиограммы…»

"Был поздний вечер. Крещатик горел. Под взрывы, при свете зарева измученные и объятые ужасом люди до рассвета таскали свои вещи и детей на откосы и обрывы Днепра. Кудря и Мария Ильинична шли по улице, толкая перед собой детскую коляску, в которой лежал чемодан и кое-что из одежды - все что они успели взять с собой. Они еще думали, что через день-другой вернутся на Институтскую. Когда подошли к зданию филармонии, где-то сзади раздался взрыв. Пламя взметнулось в небо. "Дома Гинзбурга" больше не существовало.

Не существовало больше и оружия, шифров, паспортов, денег, адресов, продуктов - почти всего того, что с таким трудом подбирал себе Кудря для работы. Все надо было начинать сначала…"

После освобождения Киева, во время работ по расчистке улиц и площадей города от руин, были взорваны и остатки «небоскреба». Символично, 22 июня (день начала войны) 1944 г. был объявлен конкурс на лучший проект восстановления города, в котором приняли участие не только киевские архитекторы, но и специалисты из Москвы, Ленинграда, других городов страны.

Источник: http://zalizyaka.livejournal.com/74728.html



Minerva вне форума  

Ответить с цитированием Вверх

Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе

Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Раньше Троещину называли "Раем" Oktolom Районы Киева 0 18.07.2007 14:55


Часовой пояс GMT +3, время: 09:31.


Работает на vBulletin® Версия форума 3.х.х. Copyright ©2000 - 2009, Jelsoft Enterprises Ltd.

© ForumKiev.com 2007 - 2021